Лента новостей Выбор региона Поиск
AR
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное

Проще снести, чем реставрировать: «архитектурная красота» Перми оказалась никому не нужна

0 Оставить комментарий

Проще снести, чем реставрировать: «архитектурный облик» Перми оказался не нуженВ Перми на улице Попова в феврале снесли дома, построенные еще во времена царской России. Объекты были признаны аварийными еще в 2011 году. Поскольку они находились в частной собственности, а собственники (15 человек) не занимались реконструкцией, участок через суд изъяли в пользу города. Сейчас в планах пермской мэрии разместить в этой зоне «линейные объекты транспортной и инженерной инфраструктуры». 

С одной стороны, решение администрации о сносе аварийных домов верное, а главное, законное. С другой, наверное, историческая память, которая есть у этих построек, важная составляющая, если банально, культурного развития города и его жителей. Наконец, третья сторона вопроса – а какова была ценность этого дома для 15 собственников, которые на протяжении 10 лет, после признания аварийности объекта, не сделали ровным счетом ничего для его сохранения. И очнулись только тогда, когда им объявили выкупную стоимость, с которой они упорно не соглашались. Подробнее в материале ФАН.

История, культура, архитектура 

Как сообщили в управлении жилищных отношений, в 2020 году после завершения процедуры расселения было снесено 35 домов. Имели ли эти здания хоть какое-то историческое значение для города, безусловно, да. Насчет культурной и архитектурной  ценности – сейчас уже не особо важно, да и вряд ли кто-то будет разбираться.

Член союза архитекторов России Сергей Шамарин говорит, что он ни разу не привлекался в качестве эксперта для оценки кого-либо пермского объекта с точки зрения интереса к нему со стороны архитектуры и истории.

«Я не знаю, кто это делает. Ни один архитектор Перми не принимает в этом участие. И сейчас очевидно, что значительная часть памятников архитектуры и культуры таковыми не являются. Они являются частью истории. Их можно сохранить, можно не сохранить, можно снести, переустроить, что-то добавить и т. д.», — рассказал ФАН Сергей Шамарин.

Объекты культурного наследия (ОКН) в соответствии с 73-ФЗ «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов РФ», включенные в реестр, подлежат государственной охране в целях предотвращения их повреждения, разрушения или уничтожения, изменения облика и интерьера и т. д.

При этом не нужно путать культурное, архитектурное сооружение с историческим объектом. Архитектор Шамарин поясняет, что любое здание, построенное сегодня, становится историческим. Если говорить о памятниках архитектуры, то по закону должно пройти не менее 40 лет, чтобы его можно было таковым признать.

«У нас очень много памятников, которые существуют, как исторические здания, в которых находятся, например, охранные грамоты на лестницу, камин или лепнину на потолке. И самая большая беда, что его почти не возможно приспособить к современной жизни. Допустим, живете вы в подъезде с лестницей, которая охраняется, но при этом разваливается и представляет реальную опасность. Это, наверное, не правильно», — объясняет Сергей Шамарин. 

Снести или оставить 

В начале февраля 2021 года театральный критик Роман Должанский выразил свое мнение относительно архитектурной «красоты» краевой столицы.

«Пермь, по-моему, это просто музей под открытым небом тотальной градостроительной катастрофы. Такого безумия, такой щедрости на уродство, такого расцвета дурновкусия и очевидного попустительства со стороны власти я давненько не встречал. Как будто специально сделано все, чтобы затоптать, осквернить, оскорбить то, что сохранилось от старой Перми», — рассказал журналистам критик.

Должанский вспоминал, что у него в Перми был любимый дом «трех сестер», который не так давно сгорел. И если в данной ситуации, скорее всего, инцидент произошел по определенному стечению обстоятельств, то, например, в 2020 году строительную компанию «СК Атриум» оштрафовали за неправильный снос дома купца Матвеева. Краевой суд постановил, работы были проведены без согласования с уполномоченным органом, без обязательного раздела научно-проектной документации об обеспечении сохранности объекта культурного наследия.

Проще снести, чем реставрировать: «архитектурный облик» Перми оказался не нуженВот еще пример абсолютной «неразберихи» и путаницы для горожан. В августе 2020 года глава Прикамья Дмитрий Махонин предложил сохранить дом, построенный по проекту швейцарского архитектора Ханнеса Мейера, в Мотовилихинском районе.

«Дом является важным для истории города. Наша позиция – его нужно сохранить», — написал губернатор на своей страничке в Instagram.

Здание на Уральской, 110 не является памятником архитектуры, а весной 2019 года его признали аварийным, после частичного разрушения стены левого крыла дома. Что после такого заявления главы региона думать жителям, к чему готовиться, толком никто не объяснил, но объявление о расселении и сносе, а также необходимости жильцам срочно обратиться за компенсацией, повесили.

«Уведомление жителей о признании дома аварийным является стандартной формальной процедурой, регламентированной действующими нормативами. На данный момент речь идет только о признании статуса дома и переселении жильцов», — подчеркнули в управлении жилищных отношений администрации Перми.

Вообще, на примере только этого дома можно показать, насколько сложно прийти к компромиссу в этом вопросе. Вот лишь несколько комментариев пермяков только по этому объекту:

«Я жила в этом доме, как раз в крыле, где стена обрушилась. Нечего там восстанавливать, проще будет снести и такой же построить».

«А ведь красивый дом, коридоры красивые, лучше бы его отреставрировали, а не сносили».

«Это старая и гнилая общага. За этим домом лет 50 никто не смотрит. Стоит еще рядом с цирком это убожество».

«В детстве, когда проезжала на трамвае мимо этого дома, всегда старалась его увидеть. Выделяла его на фоне других, как необычный и очень красивый. Город детства исчезает».

Со всеми этими комментариями вполне могут согласиться жильцы дома на Уральской, 110. Для кого-то это история семьи, другие действительно осознают ценность объекта, но все без исключения понимают степень опасности проживания здесь. И вот тут возникает вопрос цены. 

С кого спросить 

За 70 кв. м. в этом доме в конце 2020 года людям предлагали около 3 млн рублей. Это некоторых не устраивает, хотя, часть граждан уже получили компенсацию и съехали. А вот те, кто борется за увеличение суммы, временами сидят без газа и воды. Поэтому логично опять возникает вопрос, что в данной ситуации важнее – безопасность, несколько сотен тысяч сверху или историческая память и статусность, которая может что-то изменить именно по отношению к самому зданию. 

«На самом деле, примеров, когда люди оспаривают именно статус дома, пытаются включит его в перечень культурного наследия очень мало. Немало прецедентов, когда жильцы спорят из-за цены за метр или не признания аварийности здания. Пример с домом на Окулова, который находится недалеко от места, где планировалось возвести новую сцену оперного театра. В итоге, когда от идеи строительства культурного учреждения отказались, людям, по сути, дом не вернули. Жильцы пошли в суд. Причем изначально они оспаривали даже не момент предложенной стоимости за квадратный метр, а факт того, что театр тут уже строить не будут. И пытались признать дом не аварийным. Теперь здание хотят внести в реестр культурных памятников. Что это даст, сказать сложно», — рассказал ФАН юрист по жилищному праву Станислав Шестаков.

Проще снести, чем реставрировать: «архитектурный облик» Перми оказался не нуженВ краевой инспекции по охране объектов культурного наследия ФАН пояснили, что жители дома вправе провести и оплатить любую экспертизу, однако законом не предусмотрен порядок рассмотрения заявления о «невозможности» сноса здания.

«Любое физическое или юридическое лицо вправе направить в региональный орган охраны заявление о включении объекта, обладающего всеми необходимыми признаками, в реестр с приложением сведений о местонахождении объекта и его историко-культурной ценности, — пояснили в Государственной инспекции. – Далее в срок не более девяноста дней со дня регистрации соответствующий орган организует работу по установлению ценности объекта. Если принимается решение о его включении в перечень культурного наследия, то здание подлежит государственной охране».

Еще одной проблемой аварийных домов, пусть и внесенных в реестр культурного наследия, является текущий ремонт. Причем даже в Перми есть удивительные примеры, когда объект дореволюционной постройки содержится в шикарном состоянии независимо от формы управления. В УК ФАН пояснили, что организации всеми силами пытаются либо избавиться от таких домов, либо просто не брать их на баланс.

«Текущий ремонт с людей, проживающих в аварийных домах, не взимается. Возврат по нему делает администрация города, дай бог, один раз в год. При этом вся ответственность лежит именно на управляющих организациях, а не на департаменте мэрии. Вложения здесь огромные, как и риски, — говорят в УК. – И потом, УК почти всегда получает на баланс старые дома в ужасном состоянии. И статус объекта тут не важен. Будь он трижды культурным наследием. И в этом ужасе живут и жили люди. Может, настало время спросить и с жильцов, почему здание превратилось в опасный объект».

Жители дома по адресу Комсомольский проспект, 96 (1933 год постройки) не прожили с просто положенной новой штукатуркой даже месяца — начала отваливаться. Несмотря на это, подрядчик продолжил работы, а потом по стенам пошли трещины, стали протекать потолки и образовалась плесень. Некоторым жильцам пришлось даже съехать. Причем домом занимался подрядчик от регионального Фонда капремонта, где пояснили, что компания во время ремонта не придерживалась проектно-сметной документации и обязательно устранит дефекты.

Кстати, «Дом-музей» аварийного жилья Перми с недавнего времени находится по адресу ул. Щербакова, 16 и называется «Квотабарак». Если прочитать наоборот, то получится фамилия главы Орджоникидзевского района Евгения Карабатова.

И, вроде, все не плохо, еще один городской музей, но только здесь реально живут люди. Здание признано аварийным еще в 2019 году. А вот переселить жильцов отсюда планируют не раньше 2024-го.

За 25 рублей вниманию посетителей представляют колонию грибка, собственный водопад (если повезет) и даже ледяную пещеру со сталактитами. Также, вынув определенный кирпич из здания, можно положить под него записку с желанием. Говорят, сбудется.

Кстати, глава администрации района Евгений Карабатов в интервью НТВ назвал ситуацию «заказом». И рассказал, что сделано это исключительно для привлечения внимания.

С чиновником в данной ситуации поспорить сложно. Действительно, жители очень хотят, чтобы на них обратили внимание. Хотя бы потому, что боятся возможного ЧП, как в феврале в доме на Краснополянской, 24. Тогда на спящую женщину в буквальном смысле рухнул потолок и полился кипяток. Глава Следственного комитета России Александр Бастрыкин поручил проверить и дать оценку действиям или бездействием должностных лиц муниципального образования и сотрудников управляющей компании.

Проще снести, чем реставрировать: «архитектурный облик» Перми оказался не нуженНа данный момент в Перми по программе расселения уже снесен комплекс домов по адресу Монастырская, 40/Попова, 5. В планах на 2021 год также ликвидация объектов на ул. Адмирала Старикова, 37, ул. Барамзиной, 23а, 27, ул. Зарайская, 1, 10а, 7, ул. Карпинского, 3, ул. Куйбышева, 80а, ул. Левшинская, 37а, ул. Локомотивная, 4 и ряд других. Всего 24 дома.

Наконец, инициатива, которая может существенно повлиять на ускоренное расселение домов со статусом «аварийные», с исторической, а может, и культурной значимостью – старт в регионах реновации территорий по ФЗ № 494-ФЗ «О внесении изменений в Градостроительный кодекс РФ……….». И так получается, что по некоторым данным, доля домов, попадающих под программу, в столице Прикамья составляет более 50% от общего числа жилых.

ФАН продолжит следить за ситуацией.   

Новости партнеров