Лента новостей Выбор региона Поиск
AR
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное

Шиллер назвал несколько действенных способов, как радикально бороться со скулшутингом

0 Оставить комментарий

Шиллер назвал несколько действенных способов, как жестко бороться со скулшутингом

Комментируя ситуацию, произошедшую 20 сентября в Перми, эксперт Уральской ассоциации «Центр этноконфессиональных исследований, профилактики экстремизма и противодействия идеологии терроризма, заведующий кафедрой истории Кемеровского государственного медицинского университета Вадим Шиллер рассказал ФАН, как появился скулшутинг (вооруженное нападение в учебном заведении. — Прим. ФАН) и какими методами необходимо бороться с этим страшным явлением. Эксперт назвал косвенные признаки потенциальных преступников, которые могут совершить самые ужасные вещи.

Собеседник издания отметил, что в американской правоприменительной практике и в информационно-политическом дискурсе скулшутинги считаются терактами, еще их называют «зрелищным насилием».

«Информационное пространство перенасыщено деталями, которые смакуются и обсуждаются. Каждый новый начинающий потенциальный скулшутер эти детали учитывает и видит, какой славой пользуются те, кто устраивал расстрелы. Обратим внимание, что у нас сейчас не все из молодежи знают, кто такой Юрий Гагарин, но, к сожалению, все знают керченского стрелка Рослякова и казанского Галявиева.

Для кого-то они даже являются примерами для подражания. Например, для Галявиева поклонницы и группа поддержки в четыре тысячи человек собрали деньги на адвоката», — заявил Шиллер.

Шиллер назвал несколько действенных способов, как жестко бороться со скулшутингом

По его словам, как правило, основная часть скулшутеров представляет собой людей, которые не состоялись в жизни. В основном это изолированный человек, замкнутый, одинокий, есть проблемы с коммуникацией, и Галявиев с Росляковым были именно такими людьми.

«Они поняли, что в этой жизни не состоялись, но можно себя вписать в историю. Это можно описать комплексом Герострата, который спалил одно из чудес света — храм Артемиды, чтобы прославиться на века. Поэтому правильным вариантом была бы максимальная информационная блокада по личным данным стрелков, по их семьям. Напомню, Рослякова кремировали и похоронили под чужим именем без опознавательных знаков.

Если бы о нем давали меньше информации, то и меньше героизировали, и на этом его история закончилась бы. С пермским стрелком нужно делать то же самое.

Законодателям пора квалифицировать это не просто по статье «убийство двух и более лиц», а как психотерроризм с назначением пожизненного заключения. Если у нас отменят мораторий на смертную казнь для педофилов, то это нужно сделать и для скулшутеров», — подчеркнул собеседник издания.

Шиллер назвал несколько действенных способов, как жестко бороться со скулшутингом

Соответственно, продолжил Вадим Шиллер, нужна максимальная информационная блокада, чтобы не популяризировались подобные идеи, поскольку психопаты — это не та категория, которая когда-то исчезнет окончательно и бесповоротно.

«Помимо мотива ненависти, есть тяга и интерес к серийным маньякам и их деятельности, к идеям сатанизма. Определенный интерес у них может фиксироваться и к любым другим видам деструктива, в том числе сексуальным извращениям. Проблема комплексная, но в основе лежит особое состояние души, ума, характера и психики.

Есть обычный человек, который в гневе может сказать, что он кого-то убьет, но потом забудет об этом, переключится на что-то другое, а этих психопатов, к сожалению, переключить ни на что нельзя. Они будут одержимы этой идеей и рано или поздно ее реализуют, если этому не помешать», — констатировал эксперт.

Шиллер назвал несколько действенных способов, как жестко бороться со скулшутингом

Вместе с тем заведующий кафедрой истории Кемеровского государственного медицинского университета выразил уверенность, что необходимо усиливать охрану в образовательных и других учреждениях. Однако он отметил, что здесь в основном работает человеческий фактор: где-то охранник отвлечется, где-то сотрудник службы безопасности недобросовестно отнесется к выполнению своих обязанностей.

«Если, условно говоря, десять человек прошло, металлоискатель сработал на каждого, то на 11-го человека охранник может не среагировать, хотя последний как раз может быть тем, кто решил пронести что-то незаконное. Нужно усиливать службы безопасности школ, и тут, я думаю, надо заимствовать опыт у других стран, например, у Израиля, поскольку у этого государства большой опыт борьбы с терроризмом», — сказал Вадим Шиллер.

Шиллер назвал несколько действенных способов, как жестко бороться со скулшутингом

Даже казанский случай показал, что люди примерно знали, что происходит и как действовать: женщина на вахте нажала тревожную кнопку, директор по громкой связи объявила, чтобы все закрылись по кабинетам и прятались под партами, чтобы шальная пуля никого не зацепила.

«В Перми примерно так же реагировали: было объявлено, чтобы все укрылись в аудиториях и закрылись, чтобы те, кто ехал в университет, разворачивались обратно и на территорию не заходили. Это говорит о том, что опыт уже какой-то есть.

Если говорить об израильской системе, то там предлагается делить территории образовательных учреждений на секторы, чтобы каждый из них был ограничен решеткой или тяжелой дверью, дабы в случае появления человека с оружием в здании он дальше одного сектора никуда не ушел и никого не убил.

Росляков же проникнул в здание, где соответствующая система в политехническом колледже работала. Другое дело, что он зашел с черного входа, где его не могли остановить. Может быть много вариантов, но, думаю, нам нужно брать лучшее из практик тех стран, кто с этим тоже сталкивался, поскольку у них накоплен колоссальный опыт. Полагаю, и американскую практику нам необходимо изучить. Там, конечно, выстрелы периодически все равно происходят, несмотря на меры безопасности и защиты, но в борьбе с этим любой опыт важен», — подчеркнул собеседник издания.

Шиллер назвал несколько действенных способов, как жестко бороться со скулшутингом

Эксперт отметил, что пермский случай в некоторой степени уникальный, поскольку до этого в РФ такие случаи стрельбы происходили в основном в школах, колледжах и техникумах, а в высших учебных заведениях выстрелов не было.

«В свое время я это печально прогнозировал, потому что в американских университетах стреляют, причем уже не первый год. Когда дети в школу идут, родители очень переживают по этому поводу. У меня ребенок в университете учится и я, честно говоря, сильно начинаю переживать, не появится ли там «больная голова», где такой случай может произойти, это страшно», — констатировал Вадим Шиллер.

Ранее ФАН сообщал, что стрелок из Перми находится в крайне тяжелом состоянии после проведенной операции. Сейчас медики не дают никаких прогнозов о его состоянии.

Новости партнеров